Поиск по сайту
Авторизация
Логин:
Пароль:
Забыли свой пароль?
Подписка на рассылку
Реклама

Признаки мошенничества

Признаки мошенничества

 

Признаки мошенничества

со стороны наемных работников или менеджеров, а также афер с инвестициями

Мошенничество — это преступление, редко выставляемое напоказ. При обнаружении трупа, когда ясно, что человек был убит, не возникает вопроса, имело место преступление или нет. На труп можно случайно натолкнуться, его можно увидеть и даже обнаружить его по запаху. Точно так же не возникает вопроса о наличии преступления при ограблении банка, когда свидетелями являются многие служащие и клиенты. При этом в большинстве случаев ограбление бывает зафиксировано на видеопленке, которую при возникновении каких-либо сомнений можно просмотреть. В случае же мошенничества, однако, поначалу нет уверенности в том, что имело место именно преступление — существуют лишь некоторые его признаки, симптомы или индикаторы.

Такие признаки могут быть совершенно различны- ми — может измениться чей-нибудь образ жизни, могут исчезнуть некоторые документы, могут не сходиться между собой показатели бухгалтерской отчетности, кто-то может подозрительно себя вести, могут не стыковаться некоторые данные, а иногда просто кто-то сообщает о своих подозрениях. В отличие от других видов преступлений, при мошенничестве все это является не доказательством преступления, а лишь его симптомами, и этим «индикаторам» могут найтись другие объяснения. Образ жизни может измениться от полученного неожиданно наследства, документы могут быть просто утеряны, расхождения в бухгалтерских книгах могут быть следствием элементарной ошибки в расчетах, человек может вести себя подозрительно из-за семейных или личных проблем, необъяснимые нестыковки данных могут быть следствием действия более глубинных экономических факторов, а наводки и сообщения «доброжелателей» часто являются порождением зависти или просто желания свести счеты.

Для того чтобы выявить сам факт мошенничества, менеджеры, аудиторы, эксперты и штатные сотрудники должны научиться распознавать и исследовать эти симптомы вплоть до получения неопровержимых доказательств совершения того или иного злоупотребления. Следователи должны разобраться, что является причиной возникновения этих симптомов — мошенничество или какие-либо другие факторы. Увы, очень многие признаки мошенничества остаются незамеченными, а даже если их и обнаруживают, то часто им не уделяют должного внимания. В этой главе мы рассмотрим те виды симптомов, которые относятся к мошенничеству наемных работников, представителей управленческого звена, а также к аферам с инвестициями.

ПРИЗНАКИ МОШЕННИЧЕСТВА СО СТОРОНЫ НАЕМНЫХ РАБОТНИКОВ

Симптомы возможного мошенничества со стороны наемных работников можно подразделить на шесть групп:

  1. нестандартные данные в бухгалтерских документах;

  2. слабости внутрифирменного контроля;

  3. отклонения от средних (нормальных) значений величин тех или иных показателей;

  4. выходящий за привычные рамки образ жизни;

  5. необычное поведение;

  6. наличие наводок и жалоб.

В следующих главах мы познакомимся с ними более детально, здесь же на основе одного примера рассмотрим, как подобные симптомы могут свидетельствовать о наличии мошенничества. Следует отметить, что мы описываем реальный случай, произошедший в компании, входившей в число 500 наиболее преуспевающих фирм США, хотя название этой компании и имя злоумышленника были из-менены.

В компании «Elgin Aircraft» имелись два специальных отдела, занимавшихся возмещением затрат сотрудников фирмы на лечение и другие медицинские услуги. Затраты на сумму менее 50 000 долларов в год возмещались непосредственно фирмой, а при ее превышении заявления на возмещение затрат направлялись в независимую страховую компанию. Задачей отдела обработки заявлений было проверить наличие необходимых документов и направить их затем в отдел выплат для последующей выдачи требуемых сумм. В отделе выплат еще раз все проверялось и выписывался соответствующий чек.

Сотрудники фирмы могли выбирать из двух различных видов медицинских страховок. В первом случае это была программа фирменной страховки — health maitenance organization (HMO) plan, когда заболевший сотрудник направлялся к назначенному фирмой доктору. Компания «Elgin» имела договор с группой медицинских специалистов, которые обследовали пациентов по направлениям фирмы за заранее установленную плату. Во втором случае фирма допускала обращение заболевшего сотрудника к врачу по его собственному выбору, но при этом возмещала лишь 80% стоимости медицинского обслуживания.

Руководство компании полагало, что у них налажена прекрасная система внутрифирменного контроля. Кроме того, постоянно использовались различные виды аудиторских проверок, как внешние — государственные, отраслевые, независимые, так и внутренние. Все эти аудиторы засвидетельствовали, как и полагало руководство, что контроль за прохождением медицинских счетов и их оплатой находится на надлежащем уровне. Заявления на оплату подкреплялись заполненной соответствующим врачом специальной формой, в которой стоимость каждой оказанной услуги заверялась им самим или его регистратурой. Затем эта форма вместе с заявлением поступала в отдел по обработке заявлений, где проверялись следующие моменты:

  • Является ли данный пациент сотрудником компании «Elgin Aircraft»?
  • Включены ли указанные в заявлении медицинские услуги в программу фирменной страховки?
  • Не превышает ли общая стоимость оказанных медицинских услуг сумму в 50 000 долларов в год на данного человека? Если же она эту сумму превышает, требование на возмещение затрат направлялось в стороннюю страховую компанию.
  • Какой тип медицинской страховки имеет данный сотрудник и правильно ли выполнена калькуляция?

После проверки всех вышеуказанных моментов заявления направлялись в отдел выплат, который непосредственно рассчитывался с врачами. С самими сотрудниками никаких расчетов никогда не велось.

В январе 1990 г. один из аудиторов обратил внимание на то, что заведующая отделом выплат отправилась на обед со своими сотрудниками в лимузине с шофером. Этот аудитор заинтересовался, как начальник отдела может позволить себе такое дорогое удовольствие, и забеспокоился, не оплачивается ли этот лимузин и обеды за счет казны. Побеседовав с вице-президентом компании по финансам, он узнал, что эта заведующая отделом «является одним из лучших сотрудников» и за 10 лет работы она не пропустила ни одного рабочего дня. Она действительно считалась одним из наиболее добросовестных работников, и ее отдел имел лучшие показатели среди всех подразделений этой компании.

Обеспокоенный самим фактом наличия подобного лимузина, а также рядом других признаков, этот аудитор начал свое расследование и обнаружил, что за четыре года заведующая отделом выплат растратила более 12 миллионов долларов, принадлежавших компании «Elvin Aircraft». Действовала она следующим образом. У нее были 22 «своих» врача, выписывавших счета на имя тех сотрудников компании, которые в течение года обращались к врачам нечасто. Эти подставные врачи заполняли необходимые формы и направляли их в отдел обработки заявлений, который после соответствующей проверки передавал эти фиктивные счета в отдел выплат. Таким образом наша заведующая имела возможность направлять деньги своим подставным врачам.



Подобная афера со счетами на медицинские услуги продолжалась свыше четырех лет, несмотря на то, что здесь имелись различные симптомы мошенничества, которые вполне могли бы быть замеченными руководством компании, аудиторами и другими сотрудниками.

Нестандартные данные в бухгалтерской документации

Среди признаков, которые могли бы в данном случае насторожить аудиторов, были некоторые симптомы в бухгалтерской документации. Все фальшивые формы от этих подставных 22 врачей имели два общих исходящих адреса, одним из которых был абонентский почтовый ящик, а второй был расположен в городке неподалеку и принадлежал мужу этой заведующей отделом. Передаточные надписи на чеках делались на одни и те же два банковских счета, причем от руки, а не с помощью специального штампа.

Скорее всего причиной, по которой эти бухгалтерские симптомы мошенничества не были своевременно распознаны, являлось то, что руководители компании полностью доверяли подозреваемой, а аудиторы просто сверяли счета с оплаченными чеками. Аудиторы не задавались следующими вопросами:

  • Оправданы ли были сами платежи (cреди них, например, были счета за операции по удалению матки у мужчин).

  • Что стоит за передаточными надписями на чеках.

  • Почему все поступившие от этих двадцати двух врачей счета и оплаченные на их имя чеки имели одни и те же общие адреса.

Главное различие между аудиторами и проверяющими, обнаруживающими мошенничество, и теми, кому это не удается, заключается в том, что большинство аудиторов просто сверяют документы на предмет наличия соответствующего обоснования и правильности самой оплаты. Те же аудиторы, которые выявляют мошенничество, выходят за рамки простой фиксации наличия нужных документов и проверяют, подлинные ли они или фальшивые, оправданы ли те или иные расходы, все ли аспекты документации в порядке.

Слабости внутрифирменного контроля

В данном случае имелись и явные признаки неудовлетворительности внутрифирменного контроля, которые были проигнорированы аудиторами. Во-первых, заведующая отделом выплат не была в отпуске уже десять лет. Во-вторых, сотрудники компании «Elgin Aircraft» не получали подтверждений платежей, так что сами они не могли проверить, какие касающиеся их медицинские платежи были сделаны фирмой и действительно ли ими была получена та или иная медицинская помощь. В-третьих, компанией не проверялись платежи по формам, заполненным новыми врачами.

Разрешение сотрудникам не уходить в отпуск является серьезным недостатком контроля, и это всегда должно вызывать вопросы. Одним из наиболее эффективных способов выявить мошенничество является внедрение системы так называемых независимых проверок. Переводы сотрудников на другое место работы, проведение ревизий и аудиторских проверок, обязательные отпуска — все это способы осуществить независимые проверки сотрудников. Как мы уже говорили, Управление контролера денежного обращения требует, чтобы все банковские служащие в Соединенных Штатах имели ежегодно не менее одного недельного отпуска. Многие случаи мошенничества выявляются как раз тогда, когда сотрудники находятся в отпуске и не могут сами прикрыть свои делишки. Что касается компании «Elgin», то если бы в отсутствие своего менеджера указанные платежи производил другой сотрудник, общие адреса или сами платежи могли бы вызвать у него определенное сомнение.

Отсутствие подтверждения платежей со стороны конкретного сотрудника также является серьезным недостатком контроля. В том же случае компания «Elgin» платила врачам за различные операции и процедуры, которые никогда не проводились. Если бы сами сотрудники знали, что за подобные сфабрикованные услуги, якобы им оказанные, производятся платежи, они наверняка бы на это жаловались, и схема этого мошенничества была бы быстро раскрыта.

Другая проблема заключается в том, что даже если аудиторы или руководство и обнаружат слабости в контроле, то скорее всего им все равно не удастся ухватить само мошенничество. Наиболее вероятно, что они просто обратят внимание на наличие подобных недостатков, не подумав о том, что они уже могли бы быть использованы в неблаговидных целях. Основное различие между тем аудитором, который выявляет мошенничество, и тем, которому это не удается, заключается также в том, что первый аудитор говорит: «Вот здесь имеется недостаток контроля. Вам лучше бы его устранить и проверить, не использовалась ли эта возможность», тогда как второй заявляет лишь: «Вот здесь имеются слабости в контроле. Вам стоит их устранить».

Перед тем как оплачивать счета этим докторам, должна была бы быть произведена негласная проверка, являются ли они настоящими врачами и законно ли занимаются врачебной деятельностью. Точно так же, как перед тем, как вступать в деловые отношения с какими-либо фирмами, законность их деятельности следует проверить по базе данных «Dun & Bradstreet», должна была быть проверена и законность деятельности этих врачей — это можно было сделать в комитете по лицензированию, в медицинских ассоциациях или просто с помощью телефонной книги.

Отклонения от средних (нормальных) значений тех или иных показателей

Расхождения в данных, которые можно назвать «аналитическими аномалиями», — это непонятные взаимосвязи, процедуры и события, например, непонятные изменения в объемах, структуре ассортимента или ценах. Что касается нашего примера, то и в этом случае налицо были некоторые признаки расхождения в данных, которые могли бы настораживать. Доля этих 22 врачей в общем объеме страховых выплат была очень велика. Почему новым врачам за эти четыре года было выплачено более 12 миллионов долларов? Ни один из этих подставных докторов не имел лицензии штата на занятие врачебной деятельностью. Кроме того, суммы, выплаченные им, намного превышали те средства, что перечислялись другим врачам. Еще одним настораживающим симптомом было то, что эти врачи не были связаны ни с какой сторонней страховой компанией. Другими словами, к этим врачам не обращался ни один сотрудник фирмы, чьи ежегодные расходы на медицинское обслуживание превышали 50 000 долларов. И, наконец, затраты компании на медицинское обслуживание своих сотрудников в результате этой аферы за последние четыре года значительно возросли (на 29%).

Выходящий за привычные рамки образ жизни

В приведенном выше случае имелись и симптомы, касающиеся образа жизни. Насколько часты случаи, чтобы заведующий отделом возил своих сотрудников на обед в лимузине? Расследование со стороны службы безопасности показало, что эта заведующая купила лимузин на свои средства, и вообще, что она необычайно богата. Сотрудникам своим она говорила, что получила большое наследство после смерти родителей мужа. Все ее коллеги знали, что живет она в очень дорогом доме, что у нее несколько дорогих машин, что носит она дорогие платья и украшения. Если уж она настолько богата, то зачем она вообще работает и почему никогда не берет отпуск? Хотя богатые люди и могут работать ради просто любви к своему делу, редко когда эта любовь настолько велика, чтобы за 10 лет ни разу не отдохнуть.

Необычное поведение

Некоторые симптомы в поведении нашей заведующей также свидетельствовали, что здесь что-то не так. Сотрудники отдела часто шутили по поводу «раздвоения личности» своей начальницы. Иногда она была сама предупредительность, а иногда вдруг была подвержена вспышкам необъяснимой злости. Беседы с сотрудниками подтвердили, что эти странные перепады в ее настроении особенно участились в последние месяцы.

Наличие наводок и жалоб

В данном случае никаких наводок или жалоб не было. Никто из сотрудников не сообщил, что что-то не в порядке, остальные врачи тоже по-прежнему занимались своей законной практикой. Жаловаться не было никаких причин. И действительно, единственной пострадавшей стороной была сама компания «Elgin Aircraft».

ПРИЗНАКИ МОШЕННИЧЕСТВА СО СТОРОНЫ МЕНЕДЖЕРОВ

Точно так же, как бывают определенные признаки мошенничества со стороны наемных работников, имеются и симптомы, свидетельствующие об аферах со стороны руководителей, своего рода настораживающие «красные флажки». Им были специально посвящены некоторые публикации отдельных специалистов и Ассоциации дипломированных бухгалтеров (CPA). При оценке степени риска в отношениях с данным потенциальным клиентом метод «красных флажков» стал в последнее время вполне обычным в деятельности аудиторов.

Несмотря на существование в литературе огромного количества различных признаков мошенничества со стороны менеджеров, мы разделяем их на четыре категории:

  1. Аномалии в деятельности предприятия (фирмы).

  2. Личные качества менеджеров, свидетельствующие о наличии у них возможных мотивов.

  3. Аномалии в организационной структуре предприятия (фирмы).

  4. Особые отношения со сторонними партнерами.

Аномалии в деятельности предприятия (фирмы)

Признаки наличия определенных аномалий в деятельности данной фирмы включают в себя некоторые настораживающие моменты — «красные флажки» — в финансовой отчетности и других документах этого предприятия (фирмы). К ним обычно относятся:

  • Необъяснимые изменения в балансовой отчетности.

  • Работа на грани кризиса.

  • Необходимость показывать в отчете высокую доходность.

  • Необычные или крупные выгодные сделки в конце отчетного периода.

  • Ухудшение качества прибыли (пределов, в которых чистая прибыль может рассматриваться как показатель эффективности предприятия).

  • Недостаточность основного капитала.

  • Высокая задолженность или большой удельный вес накладных расходов.

  • Наличие трудностей во взимании дебиторской задолженности и другие проблемы, связанные с движением финансовых средств.

  • Более быстрый рост расходов по сравнению с доходами.

  • Зависимость от производства лишь одного-двух изделий (услуг).

  • Участие предприятия (фирмы) в крупных судебных (арбитражных) процессах.

Примером, где имели место некоторые из этих признаков мошенничества, может служить недавняя афера в компании «Comptronix Corporation». В данном случае было налицо искажение финансовой отчетности, которое распознал один преподаватель колледжа, заметивший в ходе анализа годового отчета этой корпорации, что количество продаж увеличилось, а в итоговом балансе это изменение не нашло своего отражения в виде увеличения полученных средств, а также то, что увеличилось количество материально-производственных запасов без соответствующего роста выплаченных за них сумм и количества самих закупок. Это показалось ему довольно странными. Он полагал, что наличными платит очень небольшое число заказчиков, и, следовательно, если растет количество продаж, то в годовом отчете по полученным оплаченным счетам должно отражаться и поступление на счет фирмы соответствующих средств. Далее, большинство компаний не оплачивают наличными закупки сырья и оборудования, следовательно, если их количество растет, то в отчете должны соответственно возрастать как сумма этих оплаченных счетов, так и количество самих закупок. Этот преподаватель был абсолютно прав в своих подозрениях. Все эти необъяснимые и не имеющие смысла изменения финансовых показателей были вызваны тем, что руководство «Comptronix» сознательно завышало количество продаж и стоимости приобретенного сырья и оборудования в целях приукрашивания показателей чистого дохода корпорации.

Другим примером мошенничества со стороны менеджеров является афера в компании «Regina Vacuum Company», окоторой мы уже упоминали. Акции этой компании появились на фондовом рынке в 1985 г. по цене 5,25 доллара за акцию. В то время исполнительный директор этой компании, Дональд Шилен, заполучил 40% всего пакета акций и таким образом стал очень заинтересован в увеличении их биржевой стоимости. В течение следующих трех лет выросла не только биржевая стоимость этих акций, но и другие показатели деятельности его фирмы. Объемы продаж, показанные в отчетах этой компании, возросли с 60 миллионов до 181 миллиона долларов, постоянно увеличивался отчетный чистый доход, доля стоимости проданных товаров в общем товарообороте уменьшилась с 65% до 52%. Все эти изменения в отчетных результатах деятельности фирмы произошли за короткий промежуток времени и стали возможными только потому, что компания: 1) не показывала в отчетности возвратов своей продукции на миллионы долларов; 2) отчитывалась о продажах сразу же по получении заказов, а не после отгрузки готовых изделий; 3) приписывала в отчетности фиктивные продажи; 4) занижала свои издержки; 5) подтасовывала данные финансовой отчетности и иным образом. Эти необъяснимые иначе изменения в финансовой отчетности, искажения структуры доходов и трудности в получении данных об огромном количестве возвращенных из-за брака (быстрого износа пластмассовых деталей) пылесосов были вызваны жизненной необходимостью для Дональда Шилена иметь доход от своего капитала.

В качестве третьего примера мошенничества при помощи искажения финансовой отчетности можно привести случай с компанией «Lincoln Savings and Loan». Чарльз Китинг, ее исполнительный директор, был лично заинтересован в том, чтобы компания считалась очень доходной. В этом случае ее оставили бы в покое правительственные и банковские органы, инвесторы бы с удовольствием приобретали ее облигации (обеспечивая тем самым крупные капиталовложения), и компания смогла бы спокойно перечислять налоги с показанной в отчетах прибыли своей «материнской» компании, «American Continental». Как только эти платежи попадали в материнскую компанию, Китинг со своими сообщниками мог бы пользоваться этими деньгами по своему усмотрению. Если бы компания «Lincoln» не была доходной, то облигации бы не расходились, тут же начались бы всякие проверки со стороны правительственных и финансовых органов, и эти средства нельзя было бы прикарманивать. Поскольку отчеты с искусственно завышенными доходами нужно было готовить к концу каждого квартала, «Lincoln Savings and Loan» проводила фиктивные сделки с недвижимостью, что «на бумаге» якобы приносило миллионы долларов прибыли.

Личные качества менеджеров, свидетельствующие о наличии у них возможных мотивов для совершения мошенничества

Симптомы мошенничества, основанные на личных качествах тех или иных руководителей, включают в себя такие присущие менеджерам качества, которые могут стать сигналом об их нечестности или высокой степени возможности мошенничества. Наиболее часто встречаются следующие симптомы подобного рода:

  • Менеджеры, имеющие большие личные долги или финансовые запросы.

  • Менеджеры, погрязшие в азартных играх и рискованных сделках.

  • Менеджеры с неясным или уголовным прошлым.

  • Нечестное или неэтичное поведение на работе.

  • Менеджеры, чье финансовое благополучие тесно связано с успешной деятельностью данной организации (фирмы).

  • Менеджеры, которые не представляют себе жизнь вне данной организации (фирмы).

Так уж сложилось, что информацию по поводу этих личностных качеств управленцев высшего и среднего звена добыть довольно трудно. Тем не менее в настоящее время можно воспользоваться находящими все более широкое распространение электронными базами данных, услугами частных сыщиков, которые за определенную плату раскопают данные о прошлом и настоящем некоторых лиц, так что, в принципе, по ним можно заметить некоторые симптомы, свидетельствующие об определенной вероятности мошенничества со стороны этих руководителей. Так, например, поиск в базе данных LEXIS/NEXISТ® (это широкодоступная база данных по статьям из прессы Соединенных Штатов) показал, что о Чарльзе Китинге и его аферах было написано много статей еще до его поступления на работу в фирму «Lincoln Savings and Loan». По крайней мере в одной из этих статей он прямо обвинялся в 14-миллионной афере с привлечением сторонних финансовых средств, проведенной им в штате Огайо. Аудиторы и все прочие лица, которые затем имели дело с фирмой Китинга «Lincoln Savings and Loan», вполне могли бы воспользоваться этой базой данных не без пользы для себя.

Еще одним источником информации может быть номер карточки социального обеспечения данного руководителя, который можно узнать из избирательных списков или другими способами. Зная этот номер, можно легко получить доступ к данным, объявлял ли тот или иной руководитель о своем банкротстве, был ли он когда-либо обременен крупными долгами, заложена ли его недвижимость и другая собственность, разводился ли он, подвергался ли уголовному или гражданскому судебному преследованию. Что касается лично авторов данной книги, то они никогда не стали бы связываться с какой-либо организацией без предварительного выяснения данных о ее главных руководителях.

Аномалии в организационной структуре предприятия (фирмы)

Симптомы мошенничества, связанные с организационной структурой предприятия или фирмы, включают в себя различные непонятные на первый взгляд или не имеющие под собой законного основания организационные особенности. К наиболее типичным симптомам подобного рода относятся:

  • Излишне усложненная организационная структура.

  • Отсутствие эффективно работающего подразделения внутрифирменного аудита.

  • Работа в отраслях, связанных с высоким риском, и приверженность к высокорискованным операциям.

  • Использование устаревших или изношенных средств производства.

  • Изменения в рядах высшего звена управления и директоров.

  • Крупные сделки с родственными для данной фирмы партнерами.

Для примера рассмотрим случай финансовой компании «ESM Government Securities» — брокерской фирмы, руководство которой пошло на крупные махинации с финансовой отчетностью, вылившиеся в результате в растрату около 400 миллионов долларов. Путем продажи одних и тех же правительственных облигаций по нескольку раз, а также обманывая покупателей различным образом, этой фирме удалось получить от клиентов чистый доход в размере примерно 1,3 миллиарда долларов, а с учетом выплат кредиторам — даже 1,7 миллиарда. Для покрытия недостачи в 400 миллионов долларов эта компания учредила сеть родственных компаний, включая материнскую, от которой она якобы получила плату за кредит в размере этих 400 миллионов. Поскольку эти деньги были перечислены от фирмы, находящейся с ESM в «родственных» отношениях, аудиторы не нашли в этом никакого криминала и не предприняли никаких мер, чтобы проверить, действительно ли эта сумма перечислялась и существовала на самом деле (фактически им следовало бы осуществить углубленную аудиторскую проверку сделок с родственными компаниями). Единственной причиной сложной организационной структуры бизнеса ESM, включавшей в себя огромное количество дочерних и материнских фирм, была необходимость замаскировать мошенничество в гигантских масштабах.

Точно так же упоминавшийся уже Чарльз Китинг создал в своей «Lincoln Savings and Loan» специально услож-ненную структуру, включавшую в себя 15 различных юридических лиц. Продавая, например, разные ценные бумаги и покупая недвижимое имущество путем взаимных кредитов и займов, он создавал впечатление, что все сделки осуществляются независимо друг от друга.

Особые отношения со сторонними партнерами

Сегодня, когда деловой мир стал чрезвычайно сложной и жестко регулируемой системой, никакая организация не может существовать абсолютно самостоятельно, в изоляции от других. Часто менеджеры, задумывающие крупную аферу, предпринимают большие и иногда довольно дорогостоящие усилия по созданию таких отношений с партнерами по бизнесу, которые бы способствовали совершению ими мошенничества или помогли бы его скрыть. К симптомам подобных особых отношений со сторонними партнерами относятся следующие:

  • Частые смены аудиторов.

  • Наличие проблем во взаимоотношениях с правительственными и банковскими контролирующими органами, такими, например, как Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC).

  • Всяческие препятствия аудиторам в получении ими необходимой документации.

  • Частые смены сторонних консультантов по юридическим вопросам.

  • Пользование услугами нескольких различных банков.

  • Предпринимаемые усилия по продаже, слиянию фирмы или по ее вхождению в состав какой-либо иной корпорации.

  • Частые ссылки на давление со стороны политиков, защитников окружающей среды или общественного мнения.

Пример «Lincoln Savings» представляет собой прекрасный образец такой структуры, разработанной высшим звеном управления специально для сокрытия своего мошенничества от сторонних партнеров. Делалось это путем частой смены аудиторов и юрисконсультов. Так, в 1985 г. аудиторскую проверку компании «Lincoln Savings» проводила фирма «Arthur Andersen & Co.», с 1986 по 1988 г. — фирма «Ernst & Young», а в 1988 г. «Lincoln Savings» стали клиентом фирмы «Deloitte & Touche», хотя данная фирма до этого никогда не выступала аудитором по финансовой отчетности «Lincoln Savings».

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ СИМПТОМОВ МОШЕННИЧЕСТВА ДЛЯ ВЫЯВЛЕНИЯ АФЕР И ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЙ СО СТОРОНЫ МЕНЕДЖЕРОВ

К сожалению, как и при мошенничестве со стороны наемных работников, так и при аферах менеджеров без признания самого нечистого на руку руководителя бывает очень трудно доказать, что данные симптомы и признаки свидетельствуют о наличии с его стороны факта преступления, а не об неумышленной ошибке. Чтобы предъявить гражданский иск или начать уголовное преследование по обвинению в мошенничестве, в большинстве случаев необходимо доказать повторяемость признаков мошенничества. Например, в случае компании «Lincoln Savings and Loan» истцам нужно было убедить членов Большого Жюри, что часто повторявшиеся способы действия (крупные сделки с недвижимостью между родственными фирмами в самом конце отчетных периодов) носят заранее продуманный характер, а не являются чисто случайными. Если бы были осуществлены лишь одна-две подобные сделки, то доказать что-либо было бы чрезвычайно трудно.

ПРИЗНАКИ АФЕР С ИНВЕСТИЦИЯМИ

При мошенничествах со стороны менеджеров обычно финансовая отчетность фальсифицируется в целях завышения доходов фирмы. Эти завышенные доходы затем используются для повышения биржевой стоимости акций данной компании и, соответственно, увеличения доходов по этим акциям. При подобных аферах жуликоватые предприниматели часто применяют раздачу лживых обещаний и намеренное искажение фактов, причем все это — в целях привлечения дополнительных капиталовложений. Оба этих способа между собой тесно связаны, поскольку капиталовложения часто делаются на основе веры в искаженные факты, а отличаются они друг от друга лишь средствами введения людей в заблуждение. При мошенничестве со стороны менеджеров подобное искажение фактов встречается обычно в финансовой отчетности, при аферах же с инвестициями обман касается устных или письменных обещаний высоких дивидендов.

Аферы с инвестициями могут иметь место как в рамках отдельных организаций, так и вне их. Примером аферы с инвестициями может служить случай с займом «General Motors Acceptance Corporation (GMAC) » нью-йоркской фирме «Long Island», занимавшейся торговлей автомобилями.

Один из очень крупных торговцев автомобилями, Джон Мак-Намара, присвоил 436 миллионов долларов, принадлежавших GMAC. Сначала он учредил компанию — «Kay Industries», которая выписывала счета-фактуры, свидетельствовавшие, что он закупал микроавтобусы, на самом деле не существовавшие в природе. Затем он пересылал эти счета в GMAC, чтобы получить месячный заем из расчета около 25 000 долларов на каждую машину. Через семь лет таких займов у него набралось на 6,3 миллиарда долларов, из которых только 250 миллионов были использованы на приобретение реальных автомобилей. Каждый новый займ он использовал на погашение старого и таким образом за семь лет выплатил обратно 5,8 миллиарда долларов, положив себе в карман 436 миллионов — примерно 7% от общей суммы займов, вложив их в недвижимость, золотые прииски, нефтяной бизнес и брокерские операции.



Хотя компания GMAC и полагала, что предоставляет займы действующему на законных основаниях торговцу автомобилями, его действия на самом деле полностью подпадают под классическую схему Понци (схему, когда предыдущим инвесторам деньги выплачиваются за счет последующих; она была рассмотрена). Единственная разница между этой аферой с инвестициями и теми, которые совершаются вне организации, — это то, что в данном случае инвестором была только одна компания, в нашем случае — GMAC.

Примером аферы с инвестициями, затронувшей интересы многих вкладчиков, может служить афера AFCO, которую мы уже упоминали.

Компания AFCO с резиденцией в Солт-Лейк Сити начиналась со сдачи в аренду оборудования для стоматологических кабинетов. Один из ее двух владельцев раньше работал страховым агентом, а второй два года назад закончил юридический колледж. Первые два года работы этой компании были вполне успешными, сформировалось несколько новых направлений деятельности, включая в себя создание фирмы по обустройству земельных участков. Эта фирма приобрела 10 гектаров земли в Сардинском Каньоне, что находится в северной части штата Юта, и начала его обустраивать в «старом английском родовом» стиле, назвав «Шервуд Хиллз». Имелось в виду, что там будут возможности заниматься зимними и летними видами спорта, то есть он будет использоваться круглый год. Несмотря на то, что летом он был достаточно популярным, суровые снежные зимы и плохая доступность в зимнее время снижали его привлекательность. Для привлечения средств для дополнительного обустройства этого участка и соответствующей его рекламы были проданы некоторые права на его использование, преимущественно медицинским работникам и зубным врачам.

Среди других деловых планов компании AFCO были универмаг, гостиницы, медицинский центр и разработка участка в 7 гектаров в городке Вест Джордан, штат Юта. Этот проект получил название «Гленмор Вилидж» и рекламировался как самый крупный в штате Юта проект в области недвижимости. Согласно планам, там на тщательно спланированной территории должно было быть построено 1400 домов, площадка для гольфа, специальные территории выделялись для занятия конным спортом и верховой езды... Как и Шервуд Хиллз, обустройство Гленмор Вилидж обходилось в очень крупные суммы. Приток средств зависел от количества проданных участков, но их продажа шла достаточно туго, поскольку сказывалось отсутствие там соответствующих дорог и другой инфраструктуры. В поисках средств компания AFCO залезла в долги, но проданы были лишь 400 из общего количества (1400) участков, причем владельцы постоянно жаловались, что обещанное обустройство так и не было закончено.

В связи с постоянным дефицитом средств и невозможностью получить дополнительные банковские кредиты фирма AFCO решила привлечь к финансированию своей деятельности средний класс — владельцев личных домов. Представители этой компании занялись обходом своих друзей и знакомых, предлагая им очень выгодные условия для вложения своих капиталов. Используя подложные документы и ссылаясь на репутацию других инвесторов, представители компании убедили владельцев домов заложить свою недвижимость в пользу компании. Если владелец дома шел на вторичный заклад, то в этом случае компания AFCO обслуживала бы этот вторичный заклад и выплачивала бы владельцу дополнительно 10% от общей использованной суммы. Поскольку ставка по вторичной закладной составляла примерно 20%, то AFCO сулила практически 30% дохода на вложенный капитал, причем вела себя очень гибко — если человек не хотел получать доход в виде наличных, то ему предлагали в аренду новый «БМВ» или «мерседес» и оплату всех услуг по аренде этих машин.



Хотя все это и выглядело вполне законным, уровень доходности явно был рассчитан на базе искаженной финансовой отчетности и представлял собой пустые обещания. Подобное вложение капитала является ничем иным, как еще одной разновидностью схемы Понци. Предыдущим вкладчикам выплачивались доходы из поступлений от новых инвесторов, а выплаты по вторичным закладным никогда не проводились. Помощник Генерального прокурора США по штату Юта назвал президента компании AFCO «одним из самых бесстыдных аферистов нашего времени». Этот президент соблазнил около 650 человек, многие из которых сами были бизнесменами, вложить в это дело около 70 миллионов долларов. Позднее он объявил себя банкротом, сведя таким образом шансы вкладчиков получить свои деньги обратно практически к нулю.

Для афер с инвестициями симптоматично наличие огромного количества настораживающих признаков, уже упоминавшихся нами «красных флажков», а именно:

  • Необычно высокие процентные ставки годовых.

  • Инвестиции, не представляющие обычно делового интереса.

  • Давление на инвесторов с тем, чтобы они как можно раньше вложили свои средства.

  • Использование лазеек для уклонения или уменьшения налогов.

  • Сфера предпринимательства, новая для данного города или местности, причем не сообщается, откуда появились главные действующие лица и чем они занимались раньше.

  • Действия, уже сопровождавшиеся банкротствами или скандалами.

  • Представление цифр и/или финансовых документов, не прошедших гласную проверку.

  • Проекты, основанные на получении «неофициальных» вознаграждений, сложных схем маркетинга, на поиске «особых» подходов к имеющим деньги людям и на устных соглашениях, о которых «нельзя говорить» якобы из-за особенностей местных или иностранных законов.

  • Неподтвержденные аудиторской проверкой финансовые отчеты или рекламные заявления, их пропагандирующие.

  • Инвестиции, подразумевающие продолжение инф-ляции, или предварительное установление привле- кательных процентов на вложенный капитал, которые в данный момент не могут быть реалистическими.

  • Обещания успешности инвестиций, основанные на чьих-то «уникальных» способностях или возможностях добиваться финансового успеха (типа предсказания будущих цен на товары или наличия необычно эффективной сети дистрибьюторов).

  • Выставление на первый план особой привлекательности именно этих инвестиций, основанное на одних эмоциях.

  • Необходимость для достижения успеха крупных займов.

  • Поиск инвесторов для выплаты имеющихся долгов.

  • Сверхшикарный образ жизни руководителей, невзирая на то, что их бизнес начался сравнительно недавно.

  • Оказываемое давление вложить все средства в какое-то одно предприятие.

  • Невозможность выйти из дела или забрать обратно свои вложения.

  • Заявления, направленные на то, чтобы вызвать у потенциальных инвесторов жалость к руководителям данной компании и/или привлечь дополнительные средства для преодоления якобы временных проблем.

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ АУДИТОРОВ ЗА ОБНАРУЖЕНИЕ ПРИЗНАКОВ МОШЕННИЧЕСТВА

В изданиях как по внутрифирменному аудиту (Института внутрифирменного аудита — Institute of Internal Auditors, IAA), так и по внешнему (Американского общества дипломированных бухгалтеров — American Institute of Certified Accountants, AICPA) признается, что одним из способов распознать мошенничество является внимание к определенным его симптомам. В рекомендациях № 3, изданных Институтом внутрифирменного аудита, так говорится об ответственности аудиторов по отношению к признакам мошенничества:

При осуществлении аудиторских проверок для обнаружения мошенничества аудиторы должны:

  • Иметь соответствующие знания, чтобы быть в состоянии определить признаки потенциального мошенничества. Эти знания включают в себя понятие о подобных признаках, способах, позволяющих выявить мошенничество, и тех типах афер, которые могут быть совершены в рамках подлежащей аудиту деятельности.

  • Иметь в виду возможности для осуществления акта мошенничества, обусловленные недостаточностью внутрифирменного контроля. При обнаружении подобных слабостей контроля штатные аудиторы должны предпринять дополнительные шаги, направленные на выявление иных признаков мошенничества, например, симптомов совершения недозволенных сделок, нарушения определенных правил, отдельных исключений в ценовой политике, необычных недостач по складу. Штатные аудиторы должны знать, что наличие более одного признака в один и тот же период времени намного увеличивает вероятность совершения мошеннических действий.

  • Оценить признаки, свидетельствующие о возможном мошенничестве, и принять решение о рекомендации руководству фирмы дальнейших необходимых действий или проведения специального расследования.

  • При наличии соответствующих признаков уведомить руководство данной организации, что имеются предпосылки для проведения специального расследования.



Аналогичным образом «Положение об аудиторских стандартах № 53», изданное AICPA, также отмечает важность обнаружения сторонними аудиторами признаков совершения мошенничества.

  • Аудитор должен оценить возможность влияния на расхождения в финансовой отчетности различного рода ошибок. На основе своей оценки для получения необходимого объяснения этих расхождений аудитор обязан определитьнеобходимый тип ревизии... Знание аудитором организационной структуры проверяемого предприятия (фирмы) должно или увеличить, или уменьшить подозрения аудитора относительно этих расхождений. Для вынесения полного суждения все факторы, влияющие на оценку вероятности ошибок, должны рассматриваться комплексно, наличие отдельных таких факторов самих по себе не обязательно подразумевает мошенничество. К некоторым подобным факторам, подлежащим рассмотрению, относятся:

Характеристики менеджмента

  • Управление предприятием (фирмой) и принятие решений в финансовой области осуществляется одним человеком.

  • Отношение менеджеров к финансовой отчетности является необычно агрессивным.

  • Налицо необычно высокая текучесть кадров среди управленцев (особенно старших и главных бухгалтеров).

  • Менеджеры уделяют необычно большое внимание проектам, связанным с привлечением дополнительного капитала.

  • Плохая репутация руководителей данной фирмы в деловом мире.

Производственные и отраслевые характеристики

  • Доходность данного предприятия (фирмы) относительно средней по отрасли выходит за определенные рамки.

  • Повышенная чувствительность производства к общеэкономическим факторам (инфляция, процентные ставки, безработица и т. д.).

  • Скорость изменений основных характеристик (показателей) на данном предприятии (фирме) представляется необычно высокой относительно средней по отрасли.

  • Тенденция к упадку в данной отрасли при наличии краха многих предприятий.

  • Децентрализованный способ управления данной организацией без соответствующего контроля за деятельностью различных подразделений.

  • Внутренние или внешние предпосылки, увеличивающие обоснованность сомнений о способности данного предприятия продолжать действовать сложившимся образом.

Характеристики, связанные с проведением собственно аудиторских проверок

  • Наличие многих документов с запутанной бухгалтерией.

  • Наличие сделок или балансовых документов, представляющих трудности для аудиторской проверки.

  • Значительное количество или необычные сделки с предприятиями (фирмами), находящимися в родственных отношениях с проверяемой.

  • Значительное количество расхождений, связанных с якобы ошибками, в предыдущие аудиторские проверки.

  • Данный клиент является новым, без соответствующей «аудиторской истории», или информация о результатах предыдущих аудиторских проверок не доступна.



Огромное значение для оценки признаков риска имеют размеры, сложность организационной структуры и вид собственности данного предприятия (фирмы). Например, в случае крупного предприятия аудитор обычно уделяет внимание факторам, ограничивающим возможности неправильных действий со стороны управляющих высшего звена, таким, какэффективность работы Совета директоров, ревизионной комиссии или других органов с соответствующими полномочиями и ответственностью 1 , а также деятельности подразделения внутрифирменного аудита. Внимание уделяется и мероприятиям по усилению режима и выполнению внутреннего распорядка, эффективности использования бюджетных средств и соответствия финансовой отчетности принятым правилам. Для мелких предприятий (фирм) некоторые из вышеуказанных моментов могут оказаться несущественными или неприменимыми, особенно если предыдущий опыт данного аудитора по проверке этой фирмы свидетельствует, что управление ею осуществляется эффективно и способствует созданию необходимой атмосферы всеобъемлющего контроля.

, а также деятельности подразделения внутрифирменного аудита. Внимание уделяется и мероприятиям по усилению режима и выполнению внутреннего распорядка, эффективности использования бюджетных средств и соответствия финансовой отчетности принятым правилам. Для мелких предприятий (фирм) некоторые из вышеуказанных моментов могут оказаться несущественными или неприменимыми, особенно если предыдущий опыт данного аудитора по проверке этой фирмы свидетельствует, что управление ею осуществляется эффективно и способствует созданию необходимой атмосферы всеобъемлющего контроля.

Аудитор должен оценить риск возможных неправильных действий со стороны менеджеров путем правильной интерпретации информации относительно этих факторов риска и организационной структуры данного предприятия. При этом должны быть рассмотрены следующие факторы:

  • Присутствуют ли в данном случае известные обстоятельства, свидетельствующие о предрасположенности менеджеров к искажению финансовой отчетности, такие, как частые споры о применимости агрессивной финансовой политики для привлечения дополнительных средств, уклонение от выполнения запросов аудиторов относительно тех или иных документов и т. д.?

  • Имеются ли признаки того, что руководителям не удалось внедрить такие процедуры и правила, которые бы способствовали правильному ведению бухгалтерской отчетности, например, подобрать такие кадры, которые обладали бы соответствующими знаниями и опытом, обеспечить внимательную и тщательную работу контролеров за их деятельностью или способных выявить причину появления странных показателей?

  • Имеются ли обстоятельства, свидетельствующие о недостатке контроля за деятельностью предприятия (фирмы), такие, как работа производственных и финансовых подразделений в условиях постоянной нехватки времени, дезорганизация производства, частые или большие объемы возврата продукции, недостачи, задержки в выполнении заказов или отсутствие документации на крупные сделки?

  • Имеются ли обстоятельства, свидетельствующие о недостатке контроля за деятельностью вычислительного центра, такие, например, как доступ посторонних к материалам, обеспечивающим или контролирующим движение средств (например, компьютерным программам по размещению банковских депозитов), высокий уровень сбоев в работе или необычные задержки в предоставлении отчетности о результатах деятельности данного предприятия (фирмы)?

  • Имеются ли свидетельства того, что руководство не выработало или не довело до сотрудников соответствующую политику и процедуры в области сохранности информации и средств предприятия, такие, например, как невнимание к прошлому ведущих сотрудников данной фирмы до их приема на работу или доступ некоторых сотрудников к информации или средствам фирмы без санкции на то руководства?



Природа подобных симптомов

Процесс выявления мошенничества всегда включает в себя распознавание таких его признаков, которые могут сигнализировать о наличии факта мошенничества. Некоторым видам афер, таким, например, как «кайтинг» (kiting) — представление в банки необеспеченных чеков, свойственны свои особые симптомы, которые не слишком различаются от случая к случаю. Выдача дутых векселей или выписка чека против необеспеченной суммы — кайтинг — всегда может быть обнаружена по следующим признакам «НАДЕЖНОГО БАНКА» 2 :

:

SЧеловек, подписавший чек, и чекодатель — одно и то же лицо.
AНеобычность адресов на чеках (большое количество чеков из районов, не входящих в привычную сферу деятельности данного банка).
FЧастое обращение в банк со вкладами, чеками и т. д.
EРезкое увеличение сумм на банковском счете.
BНеобычные банковские реквизиты (чеки бывают обычно адресованы на один и тот же банк).
AКраткий период хранения денег на счете.
NЧастые проблемы с нехваткой денег на счете.
KПопытки забрать деньги незаметно (подозрительно частые пользования банкоматами, получение денег ночью, использование подъездных окошек банка и другие способы).



Эти восемь симптомов всегда свидетельствуют о неблаговидной деятельности. О них, взятых в совокупности, следует всегда помнить банковским служащим. Ниже мы рассмотрим их более детально.

  1. То, что чекодатель и подписавший чек человек является одним лицом, наиболее часто ассоциируется с мошенничеством одного человека. Такие аферисты-одиночки часто используют несколько своих банковских счетов, включая личные банковские счета, счета, открываемые родителями для детей, счета предприятий. Для снятия подозрений такие аферисты часто делают в низу чека сопроводительную запись, обеспечивая тем самым оправдание для подозрительно увеличивающегося потока подобных чеков. Один из аферистов, например, выписывал чеки на свое имя с сопроводительными записями типа «Поездка в Испанию», «На приобретение автомобиля», «На приобретение вилочного автопогрузчика», «На закупку мебели». Бдительные банковские служащие должны знать, что люди, покупающие машину, редко будут выписывать чеки себе, скорее они выпишут чек непосредственно торговцу автомобилями.

  2. Необычность адресов на чеках является очень частым симптомом, так как аферисты стремятся получить в свое распоряжение побольше времени. В результате они выбирают для своих афер банки, часто расположенные в различных городах и районах США. Подобные вещи явно присутствовали и в знаменитой афере с необеспеченными чеками компании «EF Hutton». Банковские служащие должны всегда задавать себе вопрос, имеют ли смысл эти чековые перечисления из далеких банков.

  3. Частое обращение в банк со вкладами, чеками и т. д. является, вероятно, одним из наиболее многоговорящих симптомов подобных афер. По самой своей природе такие аферисты должны делать свои вклады и выписывать чеки довольно часто. Обычно они также часто запрашивают банки о состоянии своего счета в целях расчета необходимого им времени (времени, необходимого для клиринга чека и его выставления на счет), чтобы знать, хватает ли в данный момент у них денег на счете для покрытия этих чеков.

  4. Резкое увеличение сумм на банковском счете также часто является важным свидетельством. Поскольку каждый следующий чек должен быть на сумму, превышающую предыдущий, особенно если деньги покидают банковскую систему, счета подобных аферистов растут очень быстро. В одном случае, например, подобное мошенничество привело к потерям за один месяц в размере полутора миллионов долларов. В менее громком случае, когда один аферист открыл счет на свое имя и в графе «социальное положение» указал «безработный», за два месяца счет вырос с 10 долларов до 45 000.

  5. Необычные банковские реквизиты означают, что мошенники с чеками делают свои вклады и депозиты чеками, выписанными на одни и те же банки. При совершении законных сделок вероятность того, что все депонируемые чеки будут из одних и тех же немногих банков, очень невелика. Банковские служащие должны знать, что подобные депозиты очень подозрительны, и в первую очередь им следует иметь в виду, что здесь возможна афера с чеками, не имеющими покрытия. Так, например, афера на 2 миллиона была выявлена, когда мошенник осуществил депозит с помощью большого числа чеков, выписанных на один и тот же банк, причем на тот, в котором он имел депозитный счет. Этот банк, поняв, что здесь что-то не так, снял с этих чеков фотокопии. Аферист позднее осознал, что совершил ошибку, позвонил в банк и попросил депонировать другие чеки, которые были выписаны на совершенно иной банк.

  6. Среднее время хранения денег на счете — это расчет, проводящийся многими банками для определения того, будут ли депонированные суммы быстро изъяты. Большинство отчетов о подозрительных аферах подобного рода свидетельствуют, что часто при этом деньги остаются на счете менее двух-трех дней. Поскольку такие аферисты используют «флоут» — время, необходимое банкам для клиринга чеков, то подобные расчеты всегда очень полезны при выявлении афер с не имеющими покрытия чеками.

  7. Частые проблемы с нехваткой денег на счете могут, но это совсем не обязательно, свидетельствовать об афере с не имеющими покрытия чеками. Если же счет растет очень быстро, что бывает довольно часто, то таких проблем может и не возникнуть. Профессиональные аферисты обычно прекрасно знают банковские порядки и рассчитывают, сколько времени займет клиринг и та или иная процедура. Тем не менее многие начинающие мошенники часто допускают подобную нехватку денег на счете из-за своего плохого знания продолжительности процедуры клиринга чеков.

  8. И, наконец, хорошим индикатором подобных афер является применение различных необычных способов скрыть момент вложения и/или получения денег путем попытки остаться незамеченным, хотя проследить за этим бывает довольно трудно. Большинство аферистов совершенно не желают, чтобы их видели входящими в один и тот же банк по нескольку раз в день. Следовательно, они будут использовать банковские подъездные окошки, другие отделения банка, ночные визиты, банкоматы и иные способы избежать подозрений.


Эти восемь симптомов в своей совокупности дают довольно точный сигнал о том, что имеет место кайтинг — мошенничество с не имеющими покрытия чеками. К сожалению, большинство банков обращают внимание лишь на один-два из них. Так, один крупный банк подозревал своего клиента в подобной афере только на основе двух признаков: среднего времени хранения денег на счете и частоты совершения вкладов. Хотя сами по себе эти симптомы правильны и их легко можно обнаружить с применением компьютера, подобные сообщения делаются не слишком часто (а должны — ежедневно!). Кроме того, многие управляющие отделениями банка и другие читающие подобные сообщения сотрудники не знают, что им делать, если эти подозрения оправдаются. Если поступают сообщения о подозрении на аферу с не имеющими покрытия чеками, все чеки, счета и вклады данного лица должны быть заморожены, после чего должны быть расследованы остальные симптомы согласно стратегии «SAFE BANK».



Рецензия на книгу:  МОШЕННИЧЕСТВО. Луч света на темные стороны бизнеса
Автор рецензии:  Абрамов В.Е.
Рейтинг:  2.93

Возврат к списку

Информация
Порядок рецензирования